12+

Районная газета «Междуречье»

Главная / Об издании

Об издании

  • 1027
  • 1
 

Об издании

Под знаменем "Междуречья"

Первый номер нашей газеты вышел 22 июня 1931 года. Эта сволочь Гитлер всё-таки испортил нам десятилетний юбилей. Да и на все последующие годовщины 22 июня 1941 года всё-таки накладывалось некой мрачной тенью. Тем не менее, Гитлера давно нет, а мы живы до сих пор.

К сожалению, свидетелей первых лет нашей газеты уже не отыскать, а об архивах тогда не очень заботились. Поэтому как технически проходило издание газеты, вряд ли сумеем рассказать. Подозреваю, правда, что где-то до шестидесятых годов прошлого тысячелетия особых изменений в техническом оснащении и не было. А вторая половина пятидесятых годов и дальше – это уже на моей, пусть и детской, памяти. Правда, не по междуреченской, а по другой газете, но тоже районной, тоже в Вологодской области, и, думаю, технический уровень был примерно один и тот же во всех районах.

Этот технический уровень, имел отношение, главным образом, к типографии. Что до журналистов, они долгое время снабжены были ручкой и блокнотом. Телефон, впрочем, кажется, был всегда. Фотоаппарат, сколько я помню, тоже. С расширением штатов и увеличением частоты выпуска газеты и объёма появилась и отдельная штатная единица – фотокорреспондент. Автомобили в районных газетах, видимо, тоже стали появляться в шестидесятые, может быть, на исходе пятидесятых годов.

А нам, детям редакционных и типографских сотрудников (типография и редакция – не одно и то же, но для большинства жителей района они всегда сливались в единое учреждение) чудом тогдашней техники казалось колесо печатной машины. Как гордились мои друзья, когда печатница давала им возможность покрутить это колесо. Попечатать газету. На меня, однако, это ответственное поручение легло пятном несмываемого позора: я покрутил только ручку, колесо не шевельнулось. Силёнок не хватило.

А наборщицы набирали газету. По буковке. Как влекли меня эти буковки! Однажды я решился несколько их украсть. И был изумлён нешуточным гневом увидевшей моё преступление наборщицы. Я ведь не имел представления о тогдашнем суровом отношении к любой, пусть и теоретической возможности несанкционированного печатного текста и не знал, что так ненароком можно в участники контрреволюционного заговора угодить.

Это всё о газете вообще. У нашей междуреченской газеты была судьба во многом схожая с другими газетами, но всё же своя. Испытания суровой эпохи заставили неоднократно менять имя. Родилась «Колхозная правда», перешедшая потом под «Знамя труда», а затем ставшая «Междуречьем». А был двухлетний период, 1963 – 1965 годов, когда газета находилась в коме, все думали, что умерла. Или это был летаргический сон? Во всяком случае, коллективными усилиями газету удалось реанимировать. И вот теперь уже мы на девятом десятке, признаемся честно, газета иногда похварывает, но в целом бодра и энергична. Ни война, ни послевоенные перипетии и реформы, ни смена политического режима уничтожить её не смогли. Худо-бедно, конечно, далеко не всегда в полном объёме, но любой состав сотрудников редакции всегда старался добросовестно, в меру имеющихся способностей и возможностей отражать на страницах газеты жизнь района и междуреченцев. Получалось далеко не всегда так, как хотелось, но в целом всё равно получалось.

Технические перемены сначала тоже были больше заметны в типографии. Революционными были перемены в наборе с появлением линотипа. Теперь одна линотипистка могла набрать всю газету. И с этого времени, как запомнилось мне, стал сдвигаться в сторону более или менее нормального режим рабочего времени. С ручным набором газету, чаще всего, успевали подготовить к глубокой ночи. Да мне (опять же в моём детстве) случалось наблюдать и подлинные драмы, когда этот ручной набор в буквальном смысле роняли, и он рассыпался. И газету набирали заново.

Карл Маркс, когда говорил, что история развивается по спирали, был во многом прав. Уже в наше время, с внедрением в редакционный быт компьютерной техники, пришедшие вместе с этими технологическими новшествами в редакцию молодые люди, они вдруг снова стали работать по ночам. И не из-за того, что газету не успевали выпустить, а им так нравилось. Честно говоря, я впервые, пожалуй, увидел такую увлечённость работой, когда человек мог работать ночью, но не потому, что этого требовали долг и родина, а потому, что искренне любит это дело.

Между тем печатные машины в типографии тоже меняли свой облик. Колесо ушло в прошлое, для печатания газеты уже не надо было прежней физической силы и выносливости. Понятно, и простоять на ногах, перекладывая бумажные листы (а тираж доходил до 3 тысяч) тоже не просто, тоже утомительно, и тоже нужна немалая закалка.

И вот, кажется, лет двадцать на этом достигнутом уровне всё и оставалось. Автомобили, фотоаппараты, пишущие машинки, телефоны совершенствовались, но это не были принципиальные изменения. В восьмидесятые годы вокруг уже все говорили про компьютерную революцию на Западе. К нам, казалось, она никогда не придёт. Однако же, пришла, с некоторым запозданием, но явилась и технологию подготовки газеты радикально изменила.

Одна бывшая сотрудница как-то иронично, но, по сути, верно, сказала, что разучилась писать ручкой. Процесс пошёл давно, ещё со времён пишущих машинок (междуреченские журналисты раньше многих стали готовить свои материалы сразу на машинке, и это нисколько не ухудшило их качество). А уж теперь, когда компьютер, тем более, писать ручкой всё меньше необходимости. Да и диктофоны. Лично я их не слишком люблю, мне представляется важнее передать атмосферу многолюдного совещания, чем дословные речи. А тексты персональных интервью всё равно согласовываешь, поэтому там тоже диктофон не обязателен. Но это моя личная блажь. А в любой спорной ситуации диктофон незаменимое доказательство.

Лично мне самым ярким периодом газеты кажутся девяностые годы. Вряд ли это личное мнение разделяется ещё кем-то в нашей редакции. Воспоминания о «лихих девяностых» часто порождают у людей совсем иные эмоции. Но для журналистов, как хотите, это было благое время. Районные журналисты в силу разных причин всегда крепко ограничены в своих возможностях. Но даже для них это было самое свободное время за всю историю районной прессы. Теперь мы во многом вернулись назад (хотя, разумеется, уровень информации и сейчас гораздо выше, чем в догорбачёвские советские годы), но ветер свободы конца восьмидесятых – девяностых годов прошлого века и сейчас лично мне вспоминается как глоток свежего воздуха после многолетнего не то чтобы удушья, но дыхания в непроветриваемом помещении. Увы, распахнутые окна снова закрылись и остались лишь форточки. Не закроют ли их?

Будем надеяться на лучшее. Будем полагать, что юному поколению, сменяющему нас, брюзжащих и вечно недовольных стариков, хватит сил  и энергии, сохраняя лучшие традиции газеты, придать ей дополнительный импульс и новую свежесть с помощью молодого задора. Создание сайта, требующего, конечно, иной стилистики, в случае успеха этого нашего дела, думаю, сильно поможет улучшить и лицо печатной версии газеты.

Я не хотел называть никаких имён, поскольку всех назвать невозможно, а назвать одних и не назвать других – значит, сильно обидеть этих других. Да журналистов тридцатых годов мы просто и не знаем.

Но безымянная история неинтересна. И хотя бы одно имя назвать всё-таки необходимо. В Шуйском живёт женщина, по возрасту старше нашей газеты, и как раз с районкой связана большая часть её трудовой жизни. Это Антонина Сергеевна Попова, заслуженнейший и ценнейший сотрудник нашей газеты. Она, безусловно, имеет полное право, чтобы прежде всех других её имя было занесено в электронную версию «Междуречья». А что касается нас, нам пока не до орденов, была бы газета. И в электронном виде, и в печатном. Будем продолжать творить.

Сергей КОРОБОВ.  

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх